Судебная практика по преступлениям против личности в Москве

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Убийство в ходе ссоры.

Лефортовский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя - помощника прокурора ЮВАО г. Москвы, подсудимого Г., защитника - адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении: Г., ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, установил:

Г. виновен в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Так он, в неустановленное следствием время в период с 00 часов 01 минуты до 08 часов 30 минут 27.04.2013, находясь в подвальном помещении по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20, в ходе ссоры, внезапно возникшей на почве личных неприязненных отношений с К., умышленно, с целью причинения смерти последнему, нанес ему множественные удары металлическим гвоздодером в область головы и туловища, причинив своими действиями К. телесные повреждения в виде:

- травм *****, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в соответствии с п. 6.1.4. «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н;

- травм *****, причинивших вред здоровью средней тяжести, по признаку длительного расстройства здоровья в соответствии с п. 7.1. «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н.

От сочетанной травмы К. скончался на месте происшествия, непосредственно после их получения, при этом, указанные телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти К.

Подсудимый Г. виновным себя в совершении умышленного причинения смерти К. при вышеизложенных обстоятельствах не признал и показал, что в Россию он, приехал примерно в апреле 2013 года с целью заработков. На работу его, пригласил муж сестры - А. Непосредственно на объекте работали он, С.Т. и К.

26 апреля 2013 года, он, находился с К. в подвале дома № 20, расположенного по ул. шоссе Энтузиастов в г. Москве, они занимались установкой труб отопления. Не закончив работу К. встал и сказал, что хватит работать, после чего ушел к своим знакомым. Он, остался, доделал свою работу в помещении и через подвал пошел к месту своего жительства. Когда он, пришел, К. уже находился там, который находился в сильном алкогольном опьянении. Поскольку на следующий день был запланирован большой объем работы, он, предложил К. проветриться. Когда они прогуливались по парку К. сказал, что он пойдет спать и ушел, а он, дальше продолжил гулять, при этом выпил примерно 0,5 литра пива.

Когда он, вернулся в подвал и начал переодеваться, он, обнаружил, что отсутствуют дорогостоящие краны. Он, понял, что кроме К. это никто больше сделать не мог, так как в данном помещении больше никого не было и краны были очень тяжелые, один человек их унести бы не смог. Позвав К., он, сказал ему о случившемся и стал спрашивать куда тот дел краны, на что К. начал «мяться». Затем он, сходил в туалет. Когда вернулся, то К. сидел на лавочке и он, продолжил с ним ругаться. В ходе ссоры К. повернулся к стоящей лавке, на которой лежало сверло от перфоратора, примерно 9 см. диаметром, взял его и нанес ему, удар в лоб, при этом возможности у него, убежать из помещения не было, т.к. для этого ему было необходимо повернуться спиной к К. Он, понял, что К. себя не контролирует, подхватил гвоздодер, ударил К. по голове, после чего он, (Г.) не помнит что и как происходило, т.к. потерял сознание. Считает, что произошедшее было самообороной.

Придя в сознание у него, было ватное состояние, К. был мертв и он, вышел на улицу, чтобы подышать воздухом. Поняв, что он, не сможет доказать, что он защищался и он не хотел убивать К., то он, решил спрятать труп К. Он, спрятал тело К. в соседней комнате, между печью и стеной, предварительно связав его оплеткой от провода, придав ему сидячее положение, так, что его колени были прижаты к груди, после этого присыпал его строительным мусором. Также он, замыл кровь с пола тряпкой, после чего положил ее в ведро и вместе с ведром кинул в помещение под полом, гвоздодер также выкинул. Вещи К. он, выкинул. Поскольку у него, не было денежных средств, он позвонил А. и сказал, что пропали краны, про убийство ему не говорил. А. его, отвез в Московскую область на другой объект, а 23 или 24 августа он, уехал на Украину. Когда, он, был дома на Украине, он подумал, что рано или поздно все равно найдут труп, он, (Г.) написал явку с повинной и примерно в октябре 2013 года поехал в г. Москву. Не доехав до вокзала 3 станции, его, задержали сотрудники полиции.

Несмотря на отрицание подсудимым Г. своей вины, его вина в совершении вышеуказанного преступления полностью подтверждается совокупностью исследованных судом достаточных доказательств, полученных в установленном уголовно-процессуальным законом порядке и не опровергнутых стороной защиты.

К таким доказательствам, подтверждающим вину Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ относятся:

- показания подсудимого Г., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого, оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ (т. 1, 246-250, т. 2 л.д. 14-17) из которых следует, что в Россию он, приехал с 31 марта на 01 апреля 2013 года с целью заработков. На работу его пригласил муж сестры - А. Когда он, (Г.) прибыл в Москву, его встретил А., который отвез его к какой-то станции метро, где он, встретился с Сергеем Тарановым и тот уже отвез его на объект по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20. Он, изначально хотел работать по специальности «сварщик», но поскольку у него не было опыта, то пришлось работать подсобным рабочим. Непосредственно на объекте работали он, Сергей Таранов и К. Поначалу с С. и В. у него, (Г.) складывались хорошие отношения, потом те стали выпивать, также он, выяснил, что Р. втихаря воровал оцинкованные трубы, сбывал их, и видимо, на эти деньги стал часто напиваться. Про К.может сказать, что тот с его слов завязал с преступностью, но при этом постоянно вспоминал те времена, когда он был в тюрьме, хвастался, что просидел там полжизни.

В какой-то момент, кажется через 1,5-2 недели после его приезда, у них кончились деньги, при этом 1000 рублей, которые ему дал по приезду А., он потратил всем на продукты. После этого они заложили свои телефоны, купили поесть и пытались свести концы с концами до аванса. Точнее он, и Таранов заложили свои телефоны и он, взял себе старый дешевый телефон В., которым они пользовались по очереди, при этом В., когда ему надо было позвонить, вставлял в него свою СИМ карту. В. к этому времени завел себе каких-то друзей и стал с ними выпивать, а когда у него не хватало денег, начинал подговаривать Таранова, чтобы тот занял денег, так как ему уже никто не давал. Когда уже и Таранову перестали давать деньги, К. стал избивать того. Его, (Г.) он до этого не трогал, так как он сразу сказал, что работает с А.

После этого Таранов позвонил своим родственникам и его забрала сестра, в тот же день с объекта пропал сварочный аппарат и он сначала подумал, что его украл Таранов, но сейчас думает, что его украл К., так как Таранов уходил с пустыми руками. Через день, может три, но это был вечер 26 апреля 2013 года, он, вернулся на объект и К. стал у него клянчить, чтобы он, занял у кого-нибудь деньги, но он отказался, так как боялся, что об этом узнает начальство. После этого он, (Г.) «психанул» и ушел с объекта, при этом забыл ключи от комнаты, где лежали краны и инструмент. Он, долго гулял по улице, вернулся достаточно поздно ночью, стал спускаться по лестнице вниз и в крайней комнате слева, где всегда лежала его рабочая одежда, хотел повесить свое пальто. В этой же комнате у них лежали инструменты, дорогостоящие краны большого диаметра, зайдя туда, он, увидел, что их нет. В этот момент из соседней комнаты вышел К., он, сказал ему подойти, стал его спрашивать где краны, на что тот послал его нецензурной бранью, после чего он, стал говорить К. «что ты творишь», стал убеждать его, что они в этом случае уедут на родину без денег. В этот момент К. схватил сверло от перфоратора и, развернувшись, ударил его, в лобную область головы, спасло его то, что на нем была одета в этот момент шапка. К. при этом был достаточно сильно пьян, он, (Г.) думает, что это тоже спасло его.

После этого он, наклонился и схватил первое, что попалось под руку, а это был гвоздодер, металлический, длиной 50-60 см и один раз ударил К. по голове, куда именно не запоминал, после этого К. упал и у него сильно потекла кровь. Дальше он, уронил этот гвоздодер, посмотрел на тело, К. побледнел и перестал подавать признаки жизни, он, увидел у него в голове большое отверстие, то есть сразу понял, что его убил. Он, сильно испугался, что его обвинят в убийстве и решил спрятать тело и спрятаться самому. Он, спрятал тело К. в соседней комнате, между печью и стеной, предварительно связав его оплеткой от провода, придав ему сидячее положение, так, что его колени были прижаты к груди, после этого присыпал его строительным мусором. Также он, замыл кровь с пола рабочей курткой В., после этого положил ее в ведро и вместе с ведром кинул в помещение под полом, гвоздодер выкинул в парк рядом с домом. Вещи К. бросил туда же куда и ведро, они были сложены в черную спортивную сумку.

Он, сам был одет в рабочую одежду, на которую попала кровь К. Уже утром, когда он, шел к А., то зашел за здание банка, расположенного рядом, на ул. Авиамоторной, где переоделся. До утра он, ходил по подвалу и не знал, что делать, а под утро услышал, как кто-то хлопнул дверью, после чего он, лег на матрас и притворился спящим. После этого в подвал вошел Коробий Ярослав, который пошел в комнату, где лежали краны, затем растолкал его, он делал вид, что он, сонный. Ярослав стал спрашивать где краны и он, сказал, что не знает, хотя думает, что это К. их украл, возможно со своими дружками.

Затем они пошли в комнату, где были краны, он, стал делать удивленное лицо, а Ярослав стал спрашивать, что им делать, на что он, сказал, чтобы он сам решал, так как в этот момент был в панике. Ярослав позвонил своему начальнику, который приехал на объект и они стали его расспрашивать, при этом Ярослав еще стал спрашивать, что у него за повреждения на голове, он, сказал, что это К. его избил перед тем как уйти, хотя это было от того удара К. сверлом. Затем начальник стал спрашивать про него, Ярослава, а тот стал говорить, что он хороший работник и его можно взять работать дальше, но он, подумал, что на него повесят кражу кранов, и ушел, после чего позвонил А. и сказал, что пропали краны, про убийство ему не говорил. Тот сказал, чтобы он, взял вещи и ушел и что он его заберет. Потом он перезвонил через некоторое время, пояснив, что подъехал, он, сел к А. в машину и он его увез к себе, потом А. его, отвез в Подмосковье на другой объект, а 23 или 24 августа он, уехал на Украину.

- показания потерпевшей Потерпевший 1, данные ею в ходе предварительного следствия, оглашенные в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ с согласия сторон (т. 1 л.д. 92-94), из которых следует, что К. приходился ей, (Потерпевший 1), племянником. С 1991 годаК. был неоднократно судим за кражи, хулиганство и драки. В 2009 году он женился, находясь в местах лишения свободы, там же он закончил ПТУ и после отбытия наказания устроился работать на мебельную фабрику в г. Слуцк. В 2012 году К. развелся и переехал обратно в г. Барань, а так как найти работу в Белоруссии сложно, то примерно в феврале 2013 года он уехал в Москву на заработки. Примерно в конце марта он написал ей, (Потерпевший 1), сообщение «С., здравствуй, сообщаю, что жив и здоров. Пока еще особо хвастаться нечем, когда приеду не знаю, но ничего хорошего пока еще не было. На этом все. В.». В конце апреля она, (Потерпевший 1), стала беспокоиться, что он не звонит, стала звонить ему, но номер не отвечал. Охарактеризовать его может как человека доброго, но конфликтного, он не терпел неуважительного с собой обращения, в последнее время часто употреблял спиртное;

- показания свидетеля Р., данные им в ходе в ходе предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 1 л.д. 83-86), из которых следует, что в июне 2012 года он, (Р.), приехал в г. Москву и устроился неофициально сварщиком к своему знакомому по имени Игорь. В марте 2013 года Игорь привез его, (Р.), на объект по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20 для ремонта пожарной системы. Данный объект представляет собой большой девятиэтажный дом, на первом этаже которого находится кафе и магазины. Ремонт пожарного водопровода проводили он, (Р.), Д. и В., полные анкетные данные которых ему не известны. Жили они там же в подвальном помещении на матрасе, еду им привозил И. До начала апреля 2013 года он, (Р.), был на объекте один, после чего Игорь привез Д., отношения у них сложились хорошие, Д. спокойный, общительный человек, с ним они выпивали после работы, конфликтов с ним не возникало. Примерно 10 апреля из Белоруссии приехал В.

С В. отношения у него сложились плохие, тот любил выпить, был агрессивным, постоянно занимал у него деньги. В. был ранее судим, постоянно рассказывал о своей жизни в местах лишения свободы, часто избивал его. С Игорем отношения у него были рабочие, но они часто ругались, так как Игорь упрекал его в плохой работе. В середине апреля Игорь избил его, (Р.), сломав два правых ребра и забрал его паспорт, из-за того, что он, (Р.), вмешался в его разговор. Он, (Р.), проработал на объекте до конца апреля 2013 года, после чего его, (Р.), забрала с объекта его сестра Ю., купила ему билет и он, (Р.), уехал на Украину.

- показания свидетеля П., данные ею в ходе в ходе предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 1 л.д. 98-100), изкоторых следует, что К. является ее бывшим мужем, ранее неоднократно судим за кражи и хулиганство в Республике Беларусь. Под воздействием алкоголя К. вспыльчивый, агрессивный, конфликтный. В январе 2013 года К. уехал из Белоруссии в г. Москву на заработки. Периодически он ей, (П.), звонил с номера №, последний раз они созванивались 26.04.2013 года, во время разговора он сообщал ей, (П.), что гуляет по парку в районе Лефортово г. Москвы, находился в состоянии алкогольного опьянения, поскольку речь его была несвязная. В августе-сентябре ей, (П.), позвонили из Оршанского РОВД и сообщили, что в г. Москве обнаружен труп мужчины, возможно К., после чего на электронную почту ей, (П.), прислали фотографии трупа, в котором она, (П.), узнала К.

- показания свидетеля Д., данные им в ходе судебного разбирательства, а также в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д.112-116), подтвержденные свидетелем в суде, из которых следует, что он, (Д.), работает в <данные изъяты>» в должности прораба. Когда он, (Д.), устроился в эту организацию ему дали проект по восстановлению сантехники в д. 20 по шоссе Энтузиастов
г. Москвы. В указанном помещении требовалось полностью провести трубы по подвалу и этажам, заменить стояки на этажах и повесить пожарные ящики, то есть полностью проложить в здании новую пожарную систему. Непосредственно к работе в этом здании он, (Д.), приступил в первых числах апреля 2013 года. На этот объект были выделены трое человек - Г., Р. и К. Все указанные лица не работали, А., который их привел, знаком с руководством фирмы и обычно подбирает рабочих для производства тех или иных работ. Всех указанных лиц он, (Д.), до этого не знал и никогда с ними не сталкивался.

Жили К., Г. и Таранов там же в подвале. Он, (Д.), приезжал на указанный объект ежедневно, даже иногда по нескольку раз в день, кроме воскресенья, следил за тем, чтобы те работали. Г. очень разговорчивый, любит рассказывать истории, веселый, какой-то агрессии от него не исходило, у него в характере еще было что-то детское. Р. работящий, очень старательный, простой в общении, какой-то угрозы от него не исходило. К. не совсем адекватный, в том плане, что тот ранее судим, любил выпить, был несколько агрессивен в силу демонстрации своих «блатных» наклонностей. Примерно 18 апреля в четверг Р. пропал и объявился только в понедельник 22 апреля, пояснив, что ездил в г. Королев к своей сестре. 25 апреля в четверг Р. снова пропал, а поскольку тот был сварщиком, то работа без него встала и Г. с К. занимались уборкой помещений. 26 апреля примерно в 18 часов он, (Д.), приезжал на объект и видел их во дворе дома распивающими пиво, К. был уже в заметном состоянии опьянения, а Г. был практически трезвый, он, (Д.), предупредил их, чтобы те не увлекались алкоголем, поскольку завтра рабочий день и уехал.

27 апреля он, (Д.), приехал на объект примерно в 08 часов 30 минут, спустился в подвал, там никого не было, а когда он, (Д.), вышел из него, то увидел, что Г. идет во двор из арки между 4 и 5 подъездом. Он, (Д.), обратил внимание, что на лбу у того была ссадина с кровоподтеком, других повреждений он, (Д.), не видел. Г. был трезвый, разговаривал спокойно, на его вопрос о том, что с ним случилось, он сказал, что вечером 26 апреля между ним и К. произошел конфликт, в ходе конфликта К. избил его, после чего он пошел спать. Проснувшись утром, Г. обнаружил, что К. нет. Спустившись в подвал он, (Д.), обнаружил, что пропали ряд деталей, необходимых для ремонта, стоимость указанных деталей составляет примерно 70 000 рублей, указанное имущество принадлежало <данные изъяты>». Он, (Д.), стал спрашивать у Г., куда делись детали, на что тот сказал, что ничего не брал и ему ничего не известно и предположил, что их могли украсть К. и его друг, который приезжал к нему накануне. Поговорив с Г., он, (Д.)., позвонил С.Н., который тогда был инженером в <данные изъяты>», и попросил приехать. Н. приехал примерно в 10 часов, они стояли втроем во дворе возле входа в кафе <данные изъяты> и разговаривали, Г. еще раз сказал, что ничего не брал и ничего не знает, после чего он, (Д.), сказал тому, что он пока может идти и Г. ушел в арку. Он, (Д.), иС. постояли во дворе еще минут 10, поговорили на тему того, что раз Г. остался один, то надо определить его в другую бригаду, потому, что парень он неплохой и работящий.

После этого он, (Д.), с Суреном спустились в подвал, но Г. там не было, после чего они вышли во двор и он, (Д.), стал звонить Г., но тот трубку не брал, а примерно через час ему пришло от Г. СМС-сообщение с его номера №, как он, (Д.), понял, Г. не хотел нести ответственность за пропажу деталей. После этого он, (Д.), неоднократно звонил на его номер, но телефон был выключен. 27 апреля когда Г. сбежал, он, (Д.), проходил по подвалу и видел там пакет с вещами, но в него не заглядывал, следов крови в подвале он, (Д.), не заметил. К., Р. и Г. жили в помещении, расположенном внутри подвала, в том же помещении вдоль левой стены хранились пропавшие детали, а помещение, в котором был впоследствии обнаружен труп, располагается позади него.

В данном помещении работы не велись, это помещение было захламлено, слева от входа в него стоял большой металлический ящик, также в этом помещении отсутствовало освещение, в нем никто не жил, периодически его использовали как туалет, если не было времени выходить наружу, в связи с этим при поисках Г. он туда не заходил и его не осматривал. После 27 апреля работы не проводились долгое время, а примерно 20 мая работу начала новая бригада. Работы в этом доме были закончены в начале августа он, (Д.), уехал домой в отпуск и когда обнаружили в подвале труп он, (Д.), был в г. Краснодаре и о случившемся узнал уже от сотрудников полиции;

- показания свидетеля З., данные им в ходе предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 128-131), из которых следует, что он, (З.), является заместителем генерального директора работы стали производить после заключения государственного контракта с ГУП «ДЕЗ» по ЮВАО г. Москвы в марте 2013 года, на данном объекте должны были выполнить замену пожарного водопровода. Бригаду рабочих для выполнения контракта подбирали через сеть «Интернет», после этого с ним связался Г.А.Н., который подъехал к нему, обсудил какие работы необходимо выполнить и условия их выполнения, затем проехал вместе с прорабом Д. на объект, где ему показали непосредственно объем работ. Г.А.Н. пояснил, что его бригада готова выполнить объем работ быстро и качественно.

Обычно на выполнение первоначальных работ дается две недели, если бригада работает качественно, то с ними заключаются трудовые договора и оплачиваются выполненные работы, если же компанию не устраивает их работа, то дальнейшие взаимоотношения прекращаются и подыскиваются новые рабочие. На таких же условиях они договаривались с бригадой Г.А.Н. К выполнению работ его бригада приступила в первой декаде апреля 2013 года. Он, (З.), ни с кем из бригады не общался и никого из них не видел, контроль за их работой осуществлял Д., который постоянно находился на объекте.

Примерно через неделю от начала работ, от Д. стали поступать жалобы на то, что работы ведутся медленно, а еще через неделю он сообщил, что работы ведутся плохо, что рабочие выпивают, устроили драку, после этого он, (З.), сообщил Г.А.Н., что в его услугах больше не нуждается. На следующий день бригада с рабочего места пропала, а также пропали принадлежащие ООО стройматериалы. Д. сообщил ему, (З.), об этом, пояснив, что зайдя на объект, он обнаружил пропажу материалов, а бригада на работу не вышла. После этого они неоднократно звонили Г.А.Н., но его телефон был выключен и выяснить, что произошло, они так и не смогли. В конце апреля - начале мая 2013 года, он таким же образом через интернет нашел новую бригаду рабочих, которые завершили все работы на данном участке. По поводу обнаружения трупа может пояснить, что труп был обнаружен уже через длительное время после окончания работ и сдачи объекта, когда управляющая компания решила убрать мусор в подвале;

- показания свидетеля Э., данные им в ходе в ходе предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 183-186), из которых следует, что примерно в середине апреля 2013 года он, (Э.), увидел на сайте «<данные изъяты>» предложение о выполнении сантехнических работ, после чего созвонился с девушкой по имени Елена, которая подтвердила, что требуются рабочие для прокладки пожарной системы в здании. 29 апреля 2013 года его бригада приехала в г. Москву.

Елена приехала с ними на встречу в общежитие на «Авиамоторной», после чего связала его с Мирошниченко Александром, который им предоставил работу. Он, (Э.), привел их на объект - д. 14 по шоссе Энтузиастов, где познакомил с прорабом по имени Я. К работам они приступили 30 апреля, после майских праздников разругались с М. и стали работать непосредственно с <данные изъяты> а где-то в 20-х числах мая приступили к работам на объекте по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20. Им было необходимо проложить трубы пожарной системы во всем здании. В подвале они демонтировали те трубы, которые начала делать предыдущая бригада, поскольку те сделали все не по чертежам, и проложили трубы заново.

Работы в этом доме закончили 20 июля 2013 года, при этом параллельно выполняли работы и в других зданиях. По поводу помещения, где в последующем был обнаружен труп, он, (Э.), пояснил, что в него они не заходили, поскольку в нем никаких работ производить было не нужно, также в нем отсутствовало освещение и стоял запах нечистот, поскольку предыдущая бригада это помещение использовала как туалет. Когда они начали работы, то в подвале под лестницей он, (Э.), видел сваленные матрасы, а в помещении рядом лежали инструменты, кроме того были сделаны двое нар для лежания, также в нем они обнаружили рабочую грязную одежду, бритвенные и бытовые принадлежности, которые как он, (Э.), понял, принадлежали предыдущей бригаде. Когда они только начали работы, он, (Э.), спросил у Д., почему не хватает материалов (задвижек), на что тот сказал, что предыдущая бригада белорусов их украла, от Я. он слышал, что те сильно пили и в конце концов сбежали с объекта.

- показания свидетеля А., данные им в ходе судебного заседания, а также в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д.194-198), подтвержденные свидетелем в суде, из которых следует, что в Российской Федерации он, (А.), проживает на протяжении последних 17 лет, работает в области строительства. Также он, (А.), дает объявления о производстве строительных работ. В начале весны 2013 года, скорее всего в конце марта ему, (А.), позвонил ранее незнакомый Ж. и сообщил, что требуется проведение работ по замене пожарной системы. Потом они встретились с ним на объекте во дворе д. 20 по ш. Энтузиастов г. Москве. В. привел прораба Д. от компании <данные изъяты>», вместе они посмотрели объект, потом В. познакомил его с инженером ЖЭКа и 27.03.2013 года выдали ему аванс в сумме 35000 рублей. Его бригада должна была произвести работы по демонтажу старой пожарной системы в доме и сделать разводку новой системы, при этом они договорились, что по окончанию работ им выплатят 150 000 рублей, никакие договора между ними не заключались. К работе бригада приступила за день до этого, то есть 26.03.2013 года. На объекте первым начал работать Р., ранее он также работал с ним, (А.), на двух объектах.

Следующим стал работать Г., родственник его жены, который позвонил с Украины и сообщил, что закончил обучение по профессии сварщика и сказал, что ищет работу, тогда он, (А.), предложил ему поработать на этом объекте и Г. примерно через два дня приехал, это было в первых числах апреля 2013 года.Г. по характеру фантазер, любит рассказывать различные истории, но спокойный, не пьет, занимается спортом. Третьим пришел на объект К., его он, (А.), нашел через общих знакомых в Белоруссии, которые отправили его в Москву. Тот приехал 3-го или 4-го апреля 2013 года, ранее с ним он, (А.), никогда не работал. К. злоупотреблял алкоголем, мог уйти на пару дней, вернуться пьяным, судя по татуировкам, ранее бывал в местах лишения свободы, также он постоянно общался и выпивал с местными жителями возле метро, хотя при всем этом свою работу тот делал.

Сначала он, (А.), снял им общежитие, но рабочие переночевали там пару раз, а потом, поскольку добираться было неудобно, решили жить в подвале. Были ли у них какие-то конфликты, драки между собой он, (А.), не знает, хотя говорил Г., чтобы тот не участвовал в распитии спиртного и рассказывал ему, что там у них происходит. Р. пропал с объекта вместе со сварочным аппаратом примерно 26-27 апреля 2013 года. 27 апреля 2013 года, примерно в 06 часов 30 минут, когда он, (А.), проснулся, то включил телефон и увидел, что ему несколько раз звонил Г. После этого он, (А.), поехал на объект, а подъехав к шоссе Энтузиастов, примерно в 8 часов 30 минут - 9 часов, перезвонил Г., тот сказал, что ходит по объекту вместе с комиссией по поводу кражи задвижек.

Он, (А.), подождал примерно 30-40 минут на противоположной стороне от д. 20 по шоссе Энтузиастов и к нему подошел Г. Он, (А.), обратил внимание, что на голове справа у него были две шишки, крови он не видел. Со слов Г., вечером он лег спать в подвале один, ночью пришел пьяный К., стал к нему приставать и несколько раз ударил его, после чего он встал и тоже несколько раз ударил К. Со слов Г., утром, когда он проснулся, то обнаружил, что К. нет и пропали задвижки, принадлежавшие <данные изъяты>», после чего он решил, что оставаться ему нельзя, во-первых потому, что он не сможет работать один, во-вторых потому, что он боялся, что его заставят расплачиваться за эти пропавшие задвижки. Вместе с собой у Г. была сумка с вещами.

После этого они поехали домой и Г. у него, (А.), жил примерно месяц, а в конце мая - начале июня появилась работа в дер. Сафоново Дмитровского района по благоустройству, он, (А.), отвез его туда и Г. работал там до 24.08.2013 года, а 25 августа ночью он, (А.), повез его на Украину. Вел Г. себя достаточно спокойно, как ни в чем не бывало, ни про какое убийство не рассказывал, говорил, что не знает, куда делся К. После того, как был обнаружен труп в подвале дома и всех работавших на объекте опрашивали сотрудники полиции, он, (А.), спрашивал у Г.), знает ли он что-нибудь, на что тот сказал, что понятия не имеет что это за труп. Р. он, (А.), пытался искать после этого, так как хотел вернуть сварочный аппарат, кроме того Р. ему должен был 25 000 рублей, он, (А.), неоднократно звонил ему, но телефон был выключен, также пытался искать его через знакомых в Витебске, но ему сказали, что дома тот не появлялся. К. он, (А.), тоже тогда пытался дозвониться, но телефон у него был выключен;

- показания свидетеляФ., данные им в ходе предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании с согласия сторон в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 205-208), из которых следует, что в обслуживании <данные изъяты> находится здание по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20. По указанию ДЕЗ «Лефортово» 08.08.2013 года в подвале указанного помещения проводилась расчистка, после проведенного ремонта, примерно в 22 часа рабочими в одном из помещений между печью и стеной был обнаружен труп, заваленный строительным мусором. Ранее в указанном помещении в период с апреля по июль проводились ремонтные работы по прокладке пожарной системы;

- показания свидетеля Свидетель 8, данные ею в ходе судебного заседания, а также в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т. 1, л.д. 213-216), подтвержденные свидетелем в суде, из которых следует, что она, (Свидетель 8), является диспетчером <данные изъяты> Указанной организацией обслуживается д. 20 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, ключи от подвальных помещений хранятся в диспетчерской. В апреле 2013 года в подвальных помещениях указанного дома велись ремонтные работы <данные изъяты>», в связи с чем сотрудникам указанного ООО под расписку в журнале выдавались ключи от подвала. Как следует из записей, ключи в основном получали Д., Р. и Г. Последняя запись о получении ключей Г. датирована 26.04.2013 года, после этого ни он ни Р. ключей не получали.

Доказательствами вины Г. также являются:

- рапорт об обнаружении признаков преступления старшего следователя Н.Д.Ю., зарегистрированного в книге регистрации сообщений о преступлениях Лефортовского МРСО г. Москвы 09 августа 2013 года (т.1, л.д. 19);

- рапорт о/у ОУР ОМВД России по району Лефортово г. Москвы Б.Т.Н., зарегистрированного в книге учета сообщений о преступлениях за № 12912 от 08.08.2013 года т. 1, л.д. 21);

- протокол осмотра места происшествия от 09 августа 2013 года, с приложенной план-схемой, фототаблицей, согласно которого объектом осмотра является подвальное помещение жилого дома 20 по ул. Шоссе Энтузиастов в г. Москве, зафиксирована обстановка в указанном помещении. Труп неизвестного мужчины (позднее установленного как К.), находится в промежутке между стеной помещения и металлической печью, сверху присыпан строительным мусором, обломками битого кирпича, сыпучим грунтом темно-серого цвета, мешками из синтетической ткани, бытовыми предметами. Труп лежит на спине, ногами к выходу, в позе калачика, голова приведена к груди, ноги сведены вместе и приведены к животу, руки прижаты к туловищу, согнуты в локтях, руки на уровне предплечий связаны между собой фрагментами шнура черного цвета. На шее трупа провод в оплетке белого цвета, который фиксирован к нижним конечностям на уровне нижней трети бедер, на уровне голеней имеется фрагмент от мешка синего цвета. Труп находится в состоянии выраженных гнилостных изменений, в височной области головы слева имеется обширная зияющая рана неопределенной формы размерами примерно 4х7 см, через просвет раны видны костные отломки и полость черепа с фрагментами головного мозга, на ощупь определяются осколочный перелом в левых теменной и височной костях, в лобно-височной области слева имеется дефект тканей, на передней поверхности шеи слева имеется дефект мягких тканей. В соседнем помещении в полу обнаружено отверстие с проложенными трубами и в нем изъяты куртка, фрагмент провода, авиабилет (т. 1 л.д. 23-29, 30, 31-59).

- факсограмма № 5533 от 09 августа 2013 года, согласно которой в танатологическом отделении № 11 Бюро судмедэкспертизы г. Москвы 09.08.2013 года была произведена экспертиза трупа неизвестного мужчины, на вид 40 лет, обнаруженного по адресу: г. Москва, ул. Шоссе Энтузиастов, д. 20. При судебно-медицинской экспертизе трупа № 5533 выявлены телесные повреждения. Между повреждениями и наступлением смерти неизвестного мужчины имеется прямая причинно-следственная связь (т. 1, 60);

- протокол предъявления трупа для опознания от 11.09.2013, согласно которому Потерпевший 1 опознала в трупе, обнаруженном по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20 К., зарегистрированного по адресу: <адрес> по строению тела и татуировкам на теле, а именно татуировки в виде волка на левой части груди, креста на коленях, надписи на запястье левой руки «HDL» (т. 1, л.д.78-80);

- протокол осмотра предметов от 19.09.2013 года, согласно которого произведен осмотр блокнота, изъятого у Д. и принадлежащего К. (т. 1, л.д. 121-127);

- протокол явки с повинной от 21.10.2013 года, согласно которого Г. сообщил, что в ночь с 26 на 27 апреля 2013 года по адресу: г. Москва, ул. Шоссе Энтузиастов, д. 20, (подвал), в ходе обширного конфликта совершил непреднамеренное убийство К., уроженца <адрес>(т. 1, л.д. 229-230);

- протокол проверки показаний на месте Г. от 21.10.2013 года, в ходе которого Г.Д.Л. подтвердил ранее данные показания, указал на помещение, где между ним и К. произошла ссора, продемонстрировал каким образом нанес ему удар, а также указал помещение, куда спрятал труп К. и отверстие в полу, куда выбросил ведро и куртку К. после того, как замыл следы крови (т.2, л.д. 1-6);

- протокол осмотра предметов от 14.11.2013 года, согласного которого произведен осмотр детализаций телефонных переговоров абонентов по уголовному делу (т. 1, л.д. 91-99);

- протокол осмотра предметов от 24.09.2013 года, согласно которого произведен осмотр предметов одежды К. и проводов, которыми был связан его труп, изъятых в танатологическом отделении Бюро СМЭ ДЗМ (т. 1, л.д. 103-105);

- протокол осмотра места происшествия от 19.11.2013 года с план-схемой и фототаблицей, согласно которому осмотрено подвальное помещение д. 20 по шоссе Энтузиастов г. Москвы, а именно комната, расположенная слева от входа в подвал и указанная ранее Г. при проверке показаний на месте как комната, в которой он совершил убийство К. В ходе осмотра в левом углу комнаты обнаружена деревянная полка, на поверхности которой и на стенах вокруг обнаружены множественные потеки и брызги вещества бурого цвета (т. 2, л.д.107-108, 109, 110-112);

- протокол осмотра предметов от 19 ноября 2013 года, согласно которого осмотрены смыв с полки, фанерной полки, изъятых в ходе осмотра места происшествия 09.08.2013 и 19.11.2013 года (т. 2, л.д. 113-114);

- протокол осмотра предметов от 23 февраля 2013 года, согласно которого осмотрены куртка, сверток из бумаги, содержащего фрагменты костей и черепа, фрагмента провода в оплетке белого цвета, авиабилета, 2-х срезов материи с отпечатком подошвы (т. 2, л.д. 115-118);

- заключение эксперта № 5533 от 14.10.2013 года, согласно выводов которого при проведении судебно-медицинской экспертизы трупа были обнаружены следующие телесные повреждения в области головы дают основание говорить и о возможности их образования в срок ориентировочно не более 21 суток до наступления смерти К.

В срок ориентировочно не менее 21 суток до наступления смерти К.В.В., то есть позволяют говорить о прижизненности телесного повреждения и об отсутствии причинной связи между его образованием и наступлением смерти К. Данный перелом по признаку опасности для жизни человека сам по себе квалифицируется как телесное повреждение причинившее тяжкий вред здоровью К.

В повреждения в области шеи. В повреждения области верхних конечностей.

С учетом результатов судебно-гистологического и судебно-биохимического экспертных исследований достоверно высказаться о прижизненности (с последующей судебно-медицинской квалификацией по степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека) или посмертном происхождении всех вышеуказанных телесных повреждений не представляется возможным.

Учитывая характер и степень выраженности трупных изменений (гнилостная деструкция органов и тканей), смерть К. могла наступить ориентировочно за 3-4 месяца до момента фиксации трупных изменений при первоначальном осмотре трупа на месте его обнаружения и последующего проведения судебно-медицинской экспертизы (т. 2, л.д.126-141);

- заключение эксперта № 9-14 от 27.01.2014 года, согласно выводам которого при экспертизе трупа К. были обнаружены повреждения головы, шеи, груди и правой верхней конечности.

Принимая во внимание обстоятельства дела, можно допустить, что повреждения на голове возникли прижизненно. В таком случае они должны быть квалифицированы как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (в соответствии с п. 6.2.1 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 года № 194н).

Множественность и вдавленный характер переломов черепа обычно предполагают у живых лиц грубые повреждения головного мозга и его оболочек, в связи с чем возможно трактовать повреждения на голове как составляющие комплекс сочетанной открытой <данные изъяты> травмы, а также предположить наличие прямой причинной связи смерти К. с ними. При этом маловероятно, что К. был способен совершать активные действия после причинения этих повреждений.

Достоверно установить причину смерти К. не представляется возможным из-за выраженных <данные изъяты>. Нельзя исключить возможность наступления смерти в результате <данные изъяты> можно предположить, что смерть К. наступила за 3-4 месяца до обнаружения трупа (т. 2, л.д.171-196);

- заключение эксперта № 1058 от 11.11.2013 года, согласно выводам которого на фрагменте провода, изъятом в ходе осмотра места происшествия, проведенными исследованиями обнаружена кровь человека. Препараты ДНК, выделенной из следов крови на фрагменте провода, имеют мужскую половую принадлежность. ДНК-профили данных препаратов обнаруживают генотипическое совпадение между собой. Расчетная (условная) вероятность того, что следы крови в объектах 1,2,3 на представленном фрагменте провода принадлежит одному и тому же мужчине, составляет не менее 99,999999998987% (т. 2, л.д. 202-213);

- заключение эксперта № 2007/2261 от 18.10.2013 года, согласно выводов которого на куртке, изъятой на месте происшествия обнаружена кровь человека, которая могла произойти от К. (т. 3, л.д.29-31);

- заключение эксперта № 1235 от 20.02.2014 года, согласно выводов которого что на трех смывах, изъятых в ходе осмотра места происшествия обнаружена кровь, принадлежащая одному мужчине (т. 3, л.д.37-45);

- заключение эксперта № 1226/6445 от 31 октября 2013 года, согласно выводов которого при проведении судебно-медицинского обследования Г., каких-либо телесных повреждений у него в виде ран, ссадин, кровоподтеков, гематом, а также следов их заживления, в том числе в области головы, при полном раздевании не обнаружено (т. 3, л.д. 138);

- вещественные доказательства: футболка, брюки, трусы, носки К., провода, которыми был связан его труп, CD-диск с детализациями К., Г., А., авиабилет, куртка, фрагмент провода, три смыва со стен, смыв с фанерной полки (т. 2, л.д. 106, 119-120).

Проверив и оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд находит их допустимыми, достоверными, достаточными и подтверждающими вину Г. в совершении преступления в полном объеме предъявленного обвинения.

Суд не усматривает нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, в том числе и нарушений, влекущих признание недопустимыми доказательств, положенных в основу настоящего приговора, а также не усматривает нарушений прав подсудимого, предусмотренных ст. 51 Конституции РФ и уголовно-процессуальным законодательством в ходе предварительного расследования, в том числе право на защиту.

Оценив доводы отрицания подсудимым Г. своей вины в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, его показания о том, что он, после нанесения первого удара гвоздодером потерял сознание и ничего не помнит, кроме того, он, опасался за свою жизнь, поскольку К. нанес ему, удар сверлом от перфоратора в лобную область головы, а также он, возможно находился в состоянии аффекта, суд относится к ним критически, считает их надуманными и несостоятельными, вызванными стремлением избежать уголовной ответственности и наказания за совершение особо тяжкого преступления, поскольку они полностью опровергаются исследованными в ходе судебного разбирательства вышеприведенными доказательствами.

Также суд принимает во внимание показания подсудимого Г., данные им в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого (т. 2, л.д. 25-28, 42-45) оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ, из которых следует, что когда К. ударил его, по голове сверлом от перфоратора, он, в ответ ударил его и тот упал на пол. В этот момент К. был еще жив, он стал вставать, угрожая, что сейчас убьет его, (Г.). Он, сильно испугался, думая, что К. его действительно убьет, после чего стал наносить ему хаотичные удары гвоздодером, стараясь попасть в голову, попадая при этом и в верхнюю часть туловища, нанеся более 10 ударов. Примерно через минуту он, перестал его бить и обратил внимание, что К. не подает признаков жизни, то есть он не двигался, не дышал, сильно побледнел, пульса у того не было. После этого он, стал думать, как ему спрятать тело, так как не хотел отвечать за смерть К. В панике ему пришла в голову мысль, что для того, чтобы не было сильного трупного запаха и тело дольше не нашли, то надо ему выпустить кровь. Для этого он, ножом перерезал К. артерии на шее, кровь слил в ведро, при этом она лилась плохо. После этого он, стал связывать тело кабелем, связав вместе руки и ноги и оттащил труп в соседнее помещение, где спрятал его между стеной и печью, забросав строительным мусором, ведро и куртку он, кинул в отверстии в полу, а нож и гвоздодер утром выбросил в мусорный контейнер на улице.

Приведенные показания подсудимого, данные им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого, суд признает допустимыми доказательствами, поскольку в ходе допросов Г. были соблюдены все требования уголовно-процессуального закона, предъявляемые как к оформлению протоколов допросов, так и к обеспечению прав Г. на защиту. Кроме того, данные показания последовательны, и подтверждаются вышеприведенными доказательствами по делу.

Таким образом, совокупностью собранных по делу доказательств объективно установлено, что в период времени с 00 часов 01 минуты до 08 часов 30 минут 27.04.2013 года, Г. находясь в подвальном помещении по адресу: г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 20, в ходе ссоры, внезапно возникшей на почве личных неприязненных отношений с К., умышленно, с целью причинения смерти последнему, нанес ему множественные удары металлическим гвоздодером в область головы и туловища, в результате причинив своими действиями К. телесные повреждения. От сочетанной открытой черепно-мозговой и челюстно-лицевой травм со множественными переломами костей черепа К. скончался на месте происшествия, непосредственно после их получения, при этом, указанные телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, находятся в прямой причинной связи с наступлением смерти К.

Таким образом, действия Г. свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти другого человека и желал ее наступления.

Решая вопрос о наличии умысла у Г. на причинение смерти другому человеку суд принимает во внимание способ и орудие преступления, характер и локализацию телесных повреждений, последующее поведение Г. после нанесения ударов К. Объективных данных, свидетельствующих о том, что в действиях Г. также могла иметь место необходимая оборона, либо превышение ее пределов, судом не установлено.

Доводы подсудимого Г. о том, что он нанес удар К. металлическим гвоздодером, так как опасался за свою жизнь, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку в материалах дела отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о том, что поведение К.в ходе ссоры ставило под угрозу жизнь Г., а также требовало от него принятия несоразмерных нападению мер для пресечения действий К.

Доводы подсудимого Г. о том, что возможно находился в состоянии аффекта, вызванного поведением К., суд также относится критически и не принимает их во внимание, поскольку данные доводы опровергаются всей совокупностью вышеприведенных доказательств, а также заключениями экспертиз, а именно:

- заключением комиссии экспертов № 958-2 от 29.10.2013 года, согласно которого в связи с неясностью клинической картины решить при амбулаторном освидетельствовании диагностические и экспертные вопросы в отношении Г. не представляется возможным. Рекомендуется направить Г. на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу;

- заключением комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов № 8 от 14 января 2014 года Г., согласно выводам которой ***** У Г. во время совершения преступления не наблюдалось признаков какого-либо временного психического расстройства (бред, галлюцинации, синдромы нарушенного сознания, иной психотической сиптоматики). Имеющееся у Г. заболевание, не исключало его вменяемости, однако ограничивало его возможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого ему деяния. По своему психическому состоянию в настоящее время Г. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, может осознавать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, самостоятельно осуществлять действия, направленные на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. Учитывая особенности психического состояния в настоящее время (беспричинные колебания настроения по депрессивному типу, нарушения смысловой и мотивационных сторон мышления, недостаточность волевого контроля поведения, снижение критических и прогностических функцию), связанного с опасностью для себя и других лиц, Г. в случае осуждения нуждается в принудительном наблюдении и лечении у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

Во время совершения им инкриминируемого ему деяния он не находился в состоянии аффекта, а также в ином эмоциональном состоянии, которое могло существенно повлиять на его сознание и деятельность. Об этом свидетельствуют отсутствие в момент совершения инкриминируемого ему деяния характерной динамики течения эмоциональных реакций, внезапного взрывного характера изменений психической деятельности, специфических нарушений сознания, восприятия его действия были целенаправленны и относительно сложно организованы, сопровождались достаточной полнотой охвата ситуации с быстрой оценкой результатов содеянного.

Проведенные по делу данные экспертные исследования, по мнению суда, полностью соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку выполнены в соответствующих учреждениях, соответствующими специалистами, квалификация которых сомнений не вызывает, заключения оформлены надлежащим образом, обоснованны, их выводы представляются суду ясными и понятными. Суд не усматривает оснований сомневаться в достоверности данных заключений и поэтому соглашается с ними, в том числе суд согласен и с выводами экспертов о том, что в случае осуждения Г. нуждается в принудительном наблюдении и лечении у врача-психиатра в амбулаторных условиях, в связи с чем наряду с назначенным наказанием полагает необходимым в соответствии со ст. ст. п. «в» ч. 1 ст. 97, 99 УК РФ назначить Г. принудительные меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

Вышеуказанные обстоятельства дают возможность суду придти к выводу о виновности Г. в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку и правильной юридической оценки содеянного им по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, действия Г. суд квалифицирует по ч.1 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку - К.

При таких обстоятельствах, суд не находит оснований для переквалификации действий подсудимого Г. на ст. 108 УК РФ, а также оснований для прекращения уголовного дела в отношении Г.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного деяния, которое относится к категории особо тяжких, конкретные обстоятельства содеянного, данные о личности подсудимого, который, на учете в НД не состоит, по прежнему месту учебы характеризуется удовлетворительно.

Подсудимый Г. ранее не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, явился с повинной, суд также учитывает противоправное поведение потерпевшего и признает данные обстоятельства, смягчающими наказание. Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

С учетом характера и тяжести содеянного, данных о личности подсудимого, влияния назначаемого наказания на исправление осужденного, суд назначает Г. наказание в виде реального лишения свободы, с учетом требований ст. 62 УК РФ, не находя оснований для назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы, а также для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ.

Отбывание наказания подсудимого Г. в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ назначает в исправительной колонии строгого режима. Подлежит разрешению также судьба вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Г. оставить прежней в виде заключения под стражу. Срок отбывания наказания Г. исчислять с момента фактического задержания.

В соответствии со ст. ст. п. «в» ч. 1 ст. 97, 99 УК РФ назначить Г. принудительные меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

Вещественные доказательства: CD-диск с детализациями, хранящийся в материалах дела - хранить при деле; авиабилет, фрагмент провода, три смыва со стен, смыв с полки, фанерную полку, куртку, футболку, брюки, трусы и носки К., провода, которыми К. был связан, хранящиеся в камере вещественных доказательств СУ по ЮВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, по вступлении приговора в законную силу - уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденному, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судебная практика по преступлениям против личности в Москве;

Убийство из неприязненных отношений;

Убийство из ревности;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Убийство в драке;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Убийство и кража с причинением значительного ущерба;

Убийство, умышленное причинение смерти;

Убийство в квартире;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Убийство сопряженное с разбоем;

Умышленное убийство переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности;

Покушение на убийство в ходе конфликта баре;

Убийство на почве ревности;

Убийство на почве неприязненных отношений;

Убийство из корыстных побуждений;

Убийство сопряжённое с разбоем;

Судебная практика по хищениям в Москве;

Судебная практика по уголовным делам в Москве;

Практика судов по наркотикам;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Уголовное законодательство;

Суды г. Москвы

Рейтинг@Mail.ru