Судебная практика по уголовным делам в Москве

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью.

Измайловский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя - ст. помощника Измайловского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого Р., переводчика, защитника - адвоката М., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении: Р., уроженца Республики Узбекистан, со средним образованием (9 классов), холостого, несовершеннолетних детей на иждивении не имеет, не работающего, на территории РФ не военнообязанного, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ - покушение на убийство, установил:

Р. виновен в том, что он совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах: примерно в 09 час.00 мин. Р., в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, имея умысел на умышленное причинение Г. тяжкого вреда здоровью, достал предмет, похожий на нож, и, применив его в качестве оружия, умышленно нанес Г. удар указанным предметом по телу, причинив ранение задней поверхности грудной клетки.

Своими действиями Р. причинил Г., согласно заключению эксперта следующие телесные повреждения: проникающее колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки слева с повреждением по ходу раневого канала нижней доли левого легкого, колото-резаная рана в проекции 9-го межреберья между заднеподмышечной и лопаточной линиями, раневой канал идет сзади наперед и проникает в плевральную полость в 9-е межреберье, левосторонний гемоторакс - образовалось в результате воздействия острого предмета, обладающего колото-режущими свойствами незадолго (часы) до поступления в НИИ СМП им. Склифасовского. Вышеуказанное повреждение расценивается как причинившее тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни, создающий непосредственную угрозу для жизни.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Р. виновным себя в совершении инкриминируемого ему деяния, не признал и показал, что с потерпевшим Г. он знаком около года, они вместе работали дворниками в РЭУ по району Измайлово, между ними произошла ссора, так как потерпевший продал без его ведома холодильник, который ему отдала знакомая и который он хотел отправить на родину. Когда он попросил потерпевшего вернуть холодильник, тот сказал, что возвращать ничего не будет, после чего он, Р. ушел на работу.

Через некоторое время ему позвонил отец, сказал, чтобы он пришел, так как потерпевший скандалит из-за холодильника. Когда он пришел, потерпевший был не один, они вдвоем с другим таджиком стали бить его отца, когда он подошел к ним, потерпевший ударил его, и он упал.

В этот момент ему под руку попался какой-то предмет, не нож, этим предметом он ударил потерпевшего, защищаясь, и ушел в комнату, наверное, выкинув тот предмет, которым ударил потерпевшего. Потерпевший этот предмет у него из руки не выбивал.

Позже отец сказал ему, что потерпевшего на «скорой помощи» увезли в больницу, и чтобы он пошел к участковому.

Его показания, изложенные в обвинительном заключении, а также в протоколе его допроса, неверны и не соответствуют действительности. Он такие показания следователю не давал, говорил следователю, что ножа при нем не было, от дачи показаний в ходе предварительного следствия не отказывался, сотрудники полиции избивали его, но по этому поводу он никуда жалобы не писал.

При первом его допросе адвокат и переводчик не присутствовали, в дальнейшем при его допросе присутствовал переводчик, но он переводил его слова неверно. Он подписал все документы, которые ему дали, поскольку сильно испугался, на некоторых листах дела стоят не его подписи.

Другого человека при нем очень сильно избили сотрудники полиции, он очень боялся, что его тоже будут бить. Он признал свою вину по ч. 1 ст. 111 УК РФ - причинение тяжкого вреда здоровью, но не признал вину по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ - покушение на убийство, он не хотел убивать потерпевшего, ударил его, так как он оскорблял и бил его отца, но умысла на причинение потерпевшему смерти у него не было.

Допрошенный на предварительном следствии в качестве подозреваемого, Р. показал, что примерно в 09 час. 00 мин. он находился по адресу: Верхняя Первомайская, там у него произошел конфликт с Г. из-за того, что тот продал холодильник, который он, Р., считал своим.

Между ним и Г. произошла словесная перепалка, потом Г. схватил его за одежду на груди и стал выражаться в его адрес нецензурной бранью, высказывая оскорбления в адрес его родителей. В ответ на это он достал имевшийся у него при себе нож и ударил им 1 раз в область туловища потерпевшего, куда именно, он не помнит.

Нож находился в его сумке с другими металлическими предметами, поскольку он собирал металл для сдачи и нож вместе с другими предметами нашел на помойке. После удара ножом потерпевший отпустил его, и он ушел. Нож остался в Г., где нож находится сейчас, ему не известно. Позже он был задержан сотрудниками полиции. Вину в содеянном он признает полностью и раскаивается (том 1, лист дела 29-31).

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ - причинение тяжкого вреда здоровью, Р. полностью подтвердил ранее данные показания (том 1, лист дела 39-40).

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, Р. виновным себя не признал, от дачи показаний отказался в соответствии со ст. 51 Конституции РФ (том 1, лист дела 159-162).

Несмотря на не признание своей вины подсудимым его вина в совершении вышеописанных преступных действий подтверждается всей совокупностью собранных по уголовному делу и исследованных судом доказательств, а именно:

- показаниями потерпевшего Г., данными на предварительном следствии, оглашенными в судебном заседании с согласия всех участников процесса, о том, что примерно в 09 часов 00 минут, он встретился со своим знакомым Р. Между ними произошел конфликт, возникший на почве личных неприязненных отношений, причиной конфликта послужило то, что он продал холодильник Р., а деньги предложил разделить. К общему мнению они не пришли, и общение перешло в драку, в ходе которой Р. нанес ему удар ножом в грудь. Откуда Р. достал нож, он не видел. Как выглядел нож, он точно не помнит, рукоятка ножа была перемотана белым бинтом, длина лезвия примерно 10 см.

После удара он схватил руку Р., в которой был нож, и выбил его, нож упал на землю. После этого он направился к опорному пункту участковых, но там никого не оказалось. Куда скрылся Р., он не знает. Затем подъехал наряд «скорой помощи, кто вызвал "скорую", он также не знает В последствии ему стало известно, что Р. был задержан сотрудниками полиции (том 1, лист дела 51-54).

В своих показаниях, потерпевший Г. также пояснил. Что удар Р. был целенаправленным, тот осознавал, что наносит ему удар ножом в область груди слева, где находятся жизненно важные органы. Это он понял по действиям Р., который в ходе потасовки, достав нож, имел возможность нанести ему удар ножом в другую часть тела, так как в тот момент, когда он увидел нож, он очень испугался и более не пытался драться с Р., а отошел на шаг в сторону и просил того успокоиться, а также решить все мирным путем. Однако Р., будучи очень агрессивным по отношению к нему, заметив его действия, схватил его одной рукой, а второй умышленно ударил ножом именно в грудь.

Причинение ему данных телесных повреждений подсудимый сопровождал словами о том, что хочет убить его из-за того, что он обманул его, продав холодильник, который он Р. считал своим, чем нанес ему глубокое оскорбление. Чем была вызвана столь сильная ярость Р., он пояснить затрудняется, возможно, тот имел еще какие-то обиды на него, хотя до произошедшего они с ним не враждовали, но и близко не общались, а были просто знакомы друг с другом.

После удара ножом он, осознавая, что Р. желает причинения ему смерти, поскольку тот совершил необходимые для этого действия и сказал ему об этом устно, стал оказывать Р. сопротивление из последних сил, так как понимал, что, если он не попытается выбить у него из руки нож, тот закончит начатое и продолжит наносить ему им телесные повреждения, чтобы его добить.

Несмотря на то, что ему было очень больно от полученного ранения, он схватил Р. за руку, в которой у того находился нож, и стал выбивать его из руки подсудимого. В этот момент Р. продолжал пытаться отстранить его от ножа своей второй рукой, а той, в которой у того находился нож, по прежнему пытался нанести ему ранения. Ему удалось выбить у подсудимого нож, который упал на землю и отскочил в сторону, на безопасное для него расстояние, том к. Р. было трудно до него дотянуться. Пояснить, куда конкретно отлетел нож и где его искать он (Г.) не может.

Он старше Р. по возрасту и физически лучше развит, но полученное ранение причиняло ему сильную боль, он чувствовал, как из раны у него обильно шла кровь, ему было очень страшно из-за того, что он мог умереть.

Р., поняв, что лишился своего оружия, и, видя, что он (Г.) оказывает ему сопротивление, а также понимая, что их конфликт может собрать очевидцев, решил покинуть место преступления. При этом он сказал на их родном языке, что он его серьезно ранил, и он (Г.) все равно истечет кровью, после чего умрет. После этого Р. скрылся с места происшествия, в каком направлении ему неизвестно (том 1, лист дела 71-74);

- показаниями свидетеля, старшего оперуполномоченного уголовного розыска ОМВД России по району Измайлово, в судебном заседании о том, что в октябре 2012г. в отдел поступила телефонограмма из НИИ им. Склифасовского, согласно которой Г. были причинены проникающие ранения грудной клетки. По данному факту им была проведена первичная проверка, в результате которой проверки был установлен и задержан Р., который пояснил, что между ним и потерпевшим произошла ссора по поводу холодильника, в ходе которой он нанес потерпевшему удар найденным ножом. О том, что удары были нанесены ножом, подсудимый пояснил четко.

Также в судебном заседании свидетель подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий, в том ч. о том, что в ОМВД России по району Измайлово из НИИ им. Склифасовского поступила телефонограмма о причинении Г. проникающего ранения грудной клетки, первичная проверка по данному факту была поручена ему.

В результате оперативно-розыскных мероприятий был установлен и задержан Р., который пояснял, что именно он, действуя умышленно, причинил ножевое ранение Г. То есть Р. свою вину в совершении преступления признавал полностью, какого-либо давления на него с его стороны не оказывалось, жалоб от Р. не поступало.

Причиной того, что Р. нанес ножевое ранение Г., послужили личные неприязненные отношения между ними. Р. очень обиделся на Г. и хотел с тем разобраться, как он Р. пояснял, он решил наказать Г., для чего взял с собой нож, и не собирался решать возникший с тем конфликт мирным путем (том 1, лист дела 135-137);

- показаниями свидетеля в судебном заседании о том, что в октябре 2012 года, точно число он не помнит, он по приглашению сотрудников полиции участвовал в качестве понятого при проверке показаний подсудимого на месте. В ходе следственного действия подсудимый пояснил, что нанес удар потерпевшему в область груди, в чем очень раскаивается. При проведении данного следственного действия присутствовал переводчик. Следственное действие проходило около мусорных баков, где подсудимый показывал, как наносил потерпевшему удары в грудь, при этом подсудимый говорил, что не помнит, чем он ударил потерпевшего, но не отрицал, что это мог быть нож. Также подсудимый говорил, что у него с потерпевшим возникли неприязненные отношения, подсудимый разозлился и нанес удар.

Как он понял со слов Р., удар ножом тот нанес Г. умышленно, так как очень разозлился на него из-за чего-то. Нанося удар в грудь потерпевшему, Р. понимал, что это жизненно важный орган человека. Р. спрашивал у следователя, не умер ли Г. от его действий, на что следователь ничего ему не пояснял (том 1, лист дела 123-126);

- показаниями свидетеля в судебном заседании, также подтвердившего свои показания на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий, по существу аналогичными показаниям предыдущего свидетеля (том 1. лист дела 129-132);

- показаниями свидетеля - фельдшера выездной бригады СС и НМП, на предварительном следствии, оглашенными в судебном заседании с согласия всех участников процесса, о том, что он был в составе бригады «скорой помощи», госпитализировавшей в НИИ СП им. Склифасовского. Г., у которого было проникающее колото-резанное ранение груди слева с повреждениями внутренних органов.

В случае неоказания своевременной медицинской помощи, Г., от полученных ранений мог умереть. В связи с чем ими было принято решение о незамедлительной госпитализации Г., поскольку ему необходимо было провести срочную операцию, для этого они доставили последнего в НИИ СП им. Склифасовского Кто вызвал бригаду скорой медицинской помощи ему не известно (том 1, лист дела 138-140);

- показаниями свидетеля - научного сотрудника НИИ им. Склифасовского на предварительном следствии, оглашенными в судебном заседании с согласия всех участников процесса, о том, что он являлся лечащим врачом Г., который поступил в состоянии средней тяжести с жалобами на боль в грудной клетке слева. В экстренном порядке ему была произведена атипичная торакотомия, ушивание раны диафрагмы и раны на нижней доле левого легкого, дренирование левой плевральной полости, видео лапароскопия, дренирование брюшной полости. В случае неоказания своевременной медицинской помощи Г. последний от полученных ранений мог умереть (том 1, лист дела 97-100);

- рапортом об обнаружении признаков преступления, в соответствии с которым в ОМВД России по району Измайлово из НИИ им. Склифасовского поступила информация о доставлении в указанное медицинское учреждение Г. с диагнозом проникающее ножевое ранение грудной клетки слева (том 1, лист дела 3);

- справкой НИИ им. Склифасовского от ДД.ММ.ГГГГ о том, что Г. находится на излечении с диагнозом: проникающее колото-резаное ранение груди слева (ранение диафрагмы, нижней доли левого легкого, левосторонний гемоторакс) (том 1, лист дела 5);

- карточкой происшествия о том, что в НИИ им. Склифасовского доставлен Г. с проникающим ранением грудной клетки (7-8 ребра) слева, травматический пневмоторакс. Со слов Г., получил ножевое ранение в 09 часов 20 минут (том 1, лист дела 6);

- протоколом принятия устного заявления о преступлении, в соответствии с которым Г. указывает на Р. как на лицо, нанесшее ему ножевое ранение (том 1, лист дела 10);

- протокол проверки показаний подозреваемого Р. на месте, в соответствии с которым он в полном объеме подтвердил данные им в ходе допроса подозреваемого показания, а именно, что он нанес ножевое ранение Г. в область груди. Также в ходе проведения данного следственного действия Р. показал место происшествия (том 1, лист дела 32-34);

- заключение эксперта, в соответствии с которым у Г. диагностированы следующие повреждения: проникающее колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки слева с повреждением по ходу раневого канала нижней доли левого легкого колото-резаная рана в проекции 9-го межреберья между подмышечной и лопаточной линиями, раневой канал идет сзади наперед и проникает в плевральную полость в 9-е межреберье, левосторонний гемоторакс до поступления в НИИ СМП.

Вышеуказанное повреждение расценивается как причинившее тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни, создающий непосредственную угрозу для жизни (том 1, лист дела 92-93).

Собранные по уголовному делу и исследованные судом доказательства: показания подсудимого, потерпевшего и свидетелей в судебном заседании и на предварительном следствии, протоколы следственных действий, а также иные доказательства, изложенные в приговоре, получены в соответствии с требованиями закона, нарушений при их составлении судом не установлено, все доказательства содержат сведения, относящиеся к обстоятельствам рассматриваемого дела, согласуются друг с другом, в связи с чем суд находит их достоверными, относимыми и допустимыми, в совокупности достаточными для решения дела, подтверждающими виновность подсудимого в совершении вышеописанных преступных действий.

Имеющееся в материалах дела экспертное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалист., квалификация которого сомнений у суда не вызывает, оформлено надлежащим образом, содержит научно-обоснованную исследовательскую часть, в которой приведено мнение специалиста, и выводы, которые не противоречат себе и другим доказательствам, выводы эксперта представляются ясными и понятными, суд принимает названное заключение эксперта как допустимое доказательство и кладет их в основу приговора.

Суд кладет в основу обвинения подсудимого его показания на предварительном следствии, данные им в качестве подозреваемого, в части обстоятельств нанесения потерпевшему телесных повреждений, поскольку они даны Р. непосредственно после происшедших событий, они логичны, непротиворечивы, согласуются с другими доказательствами по делу, приведенными выше, в том ч. первоначальными показаниями потерпевшего, категорически утверждавшего, что в ходе произошедшего конфликта подсудимый нанес ему удар в грудь предметом, похожим на нож, также вышеприведенные показания подсудимого подтверждаются показаниями свидетелей, которым сам подсудимый при задержании и в ходе проверки его показаний на месте сообщал о том, что умышленно нанес потерпевшему удар в грудь, возможно, ножом.

Указанные показания подсудимого также подтверждаются заключением СМЭ потерпевшего, из которого следует, что повреждения Г. нанесены предметом, обладающим колюще-режущими свойствами.

Также показания, данные им в качестве подозреваемого, подтвердил сам подсудимый на предварительном следствии, будучи допрошен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Однако, по мнению суда телесные повреждения Г. были нанесены предметом похожим на нож, обладающим колюще -режущими свойствами, что подтверждается показаниями подсудимого, потерпевшего, заключением СМЭ.

Показания подсудимого в судебном заседании об отсутствии у него умысла на причинение вреда потерпевшему и изложенную им версию событий, в том ч. о том, что удар потерпевшему он нанес, защищаясь, суд расценивает как попытку уйти от ответственности за содеянное или смягчить эту ответственность, данные показания опровергаются совокупностью всех собранных по делу доказательств, приведенных выше.

Суд также принимает во внимание, что в ходе судебного разбирательства подсудимый неоднократно менял свои показания, что, по мнению суда, свидетельствует о попытке выбора им наиболее благоприятной позиции защиты.

Об умысле Р. на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, опасного для жизни потерпевшего, свидетельствует характер и последовательность действий: в ходе потасовки, в которую стал перерастать их словесный конфликт с потерпевшим, подсудимый предметом, похожим на нож, обладающим колюще-режущими свойствами, нанес удар потерпевшему в грудь - место расположения жизненно-важных органов.

При этом прямой угрозы для жизни подсудимого действия Г. не представляли, между ними происходила обоюдная потасовка, у подсудимого имелась возможность прекратить драку, покинув место конфликта, что он в дальнейшем беспрепятственно сделал.

Доводы подсудимого о том, что его показания на предварительном следствии изложены неверно и не соответствуют действительности, при первом его допросе адвокат и переводчик не присутствовали, в дальнейшем переводчик переводил его слова неверно, некоторые документы, имеющиеся в деле, подписаны не им, документы он подписывал, так как боялся сотрудников полиции, объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства не нашли.

Данные доводы подсудимого опровергаются материалами дела, в том ч. протоколами допросов Р., из которых следует, что его допросы произведены в присутствии переводчика и адвоката, Р. были разъяснены все предусмотренные законом права, в том числе право не давать показания, он предупрежден, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по настоящему уголовному делу, в том числе и при последующем отказе от них, протоколы подписаны Р. и его адвокатом, замечаний и дополнений при этом не поступило.

Своим правом обжаловать действия сотрудников полиции или следствия подсудимый и адвокат в его защиту не воспользовались, сам подсудимый в судебном заседании показал, что с жалобами он никуда не обращался.

Суд кладет в основу обвинения подсудимого показания потерпевшего, поскольку эти показания даны потерпевшим непосредственно после произошедших событий, подтверждены показаниями подсудимого, данными им в качестве подозреваемого, другими доказательствами по уголовному делу, приведенными выше.

Суд подвергает сомнению показания потерпевшего, данные им на предварительном следствии, поскольку они содержат противоречия с другими доказательствами, собранными по делу, в том ч. с первоначальными показаниями потерпевшего, сразу после произошедших событий не указавшего на угрозы убийством со стороны подсудимого и его попытки продолжить нанесение ударов потерпевшему, а также на то, что подсудимый, уходя, сказал ему, что он умет. Также в своих первоначальных показаниях потерпевший не упоминал о крайней агрессивности подсудимого по отношению к нему и его, Г., опасениях за свою жизнь.

Также показания потерпевшего в части механизма нанесения ему удара предметом, похожим на нож, противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы о направлении раневого канала сзади вперед.

Таким образом, указанные показания потерпевшего объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства не нашли, подсудимый категорически отрицал наличие у него умысла на причинение смерти Г., а также то, что им были совершены действия и высказывания, о которых показал потерпевший, других доказательств в подтверждение показаний потерпевшего в этой части судом не добыто.

На основании совокупности собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, суд приходит к выводу о виновности подсудимого в совершении указанного преступления и квалифицирует его действия по ст. 111 ч. 1 УК РФ, так как он совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Органами предварительного следствия действия подсудимого квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, том е. умышленные действия, непосредственно направленные на совершение умышленного причинения смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Однако данная квалификация не нашла своего подтверждения в ходе судебного следствия по следующим основаниям.

В соответствии с Постановлением О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ), если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Установленные судом фактические обстоятельства дела не свидетельствуют о том, что Р. действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего, поскольку, как следует из показаний подсудимого и потерпевшего, они ранее знакомы между собой, но близко не общались, а были просто знакомы друг с другом, до произошедшего они не враждовали, ссора между Р. и Г. возникла по относительно незначительному поводу из-за продажи Г. холодильника и в ходе ссоры, переросшей в драку, Р. неустановленным предметом, походим на нож, обладающим колюще-режущими свойствами, нанес потерпевшему одно ранение, причинившее тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Данные обстоятельства не дают суду достаточно оснований полагать, что Р. предвидел возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желал ее наступления, в соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

При этом суд учитывает, что подсудимый в случае, если бы у него имелся умысел на умышленное причинение смерти потерпевшему, имел реальную возможность после ранения Г. продолжить свои действия, направленные на умышленное причинение смерти потерпевшему. Тем не менее, нанеся удар Г. предметом, похожим на нож, Р. убежал и скрылся с места преступления.

Суд приходит к выводу о том, что телесные повреждения Г. были нанесены предметом, похожим на нож, обладающим колюще-режущими свойствами, который Р. нашел на месте драки.

Показания потерпевшего на следствии в той части, что Р. нанес ему удар ножом, не нашли своего подтверждения в судебном разбирательстве, поскольку, нож на месте происшествия не обнаружен, никаких индивидуальных признаков ранящего предмета, позволяющих сделать вывод о том, что Р. использовался именно нож, не установлено, сам Р. на следствии, сообщал о том, что удары потерпевшему он нанес ножом, однако в судебном заседании показал, что нанес потерпевшему удар предметом, который нашел на месте потасовки, на этих своих показаниях настаивал.

Учитывая изложенное и то обстоятельство, что применение ножа Р. не вменяется, трактуя все сомнения в пользу обвиняемого, суд приходит к выводу о том, что телесные повреждения потерпевшему были причинены предметом, который Р. нашел на месте конфликта, и данный факт также подтверждает отсутствие у Р. прямого умысла на убийство потерпевшего, так как орудие преступления не было приготовлено заранее.

При решении вопроса о назначении наказания, в соответствии со ст. 60 УК РФ, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, который ранее не судим /том 1, лист дела 166-168/, на учете у врача-психиатра и врача-нарколога не состоит /том 1, лист дела 170-171/, его дед, ФИО16, 1923г. рождения, нуждается в посторонней помощи (том 1, лист дела 172), и все эти обстоятельства суд признает как смягчающие наказание подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, судом не установлено.

С учетом фактических обстоятельств совершения Р. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и степени его общественной опасности, суд не находит оснований для предусмотренного ст. 15 ч. 6 УК РФ изменения категории преступления на менее тяжкую.

Суд принимает во внимание указанные обстоятельства и, учитывая личность виновного и конкретные обстоятельства совершения им преступления, смягчающие наказание обстоятельства, и приходит к выводу о том, что исправление Р. невозможно без изоляции от общества и не находит оснований для применения положений ст. 64 и ст. 73 УК РФ.

На основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания Р. назначается в исправительной колонии общего режима.

Измайловским межрайонным прокурором г. Москвы в интересах г. Москвы в лице Департамента здравоохранения г. Москвы заявлен гражданский иск о взыскании с подсудимого 299.354 руб. 39 коп. в возмещение расходов на лечение потерпевшего (том 1, лист дела 263-265).

Подсудимый заявленный гражданский иск не признал.

Из текста искового заявления следует, что иск в интересах г. Москвы в лице Департамента здравоохранения г. Москвы заявлен о взыскании с подсудимого указанной выше суммы в пользу Московского городского фонда ОМС, что свидетельствует о необходимости уточнения исковых требований и производства дополнительных расчетов. В связи с изложенным суд, признавая право на возмещение причиненного ущерба, считает необходимым, в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ, передать дело для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 296-299, 302, 304, 307-309 УПК РФ, суд, приговорил:

Р. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначить ему наказание в виде 4 (четырех) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения Р. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - содержание под стражей.

Срок отбывания наказания Р. исчислять с момента его фактического задержания.

Гражданский иск Измайловского межрайонного прокурора г. Москвы в интересах Департамента здравоохранения г. Москвы о взыскании с Р. 299.354 руб. 39 коп. в возмещение расходов на лечение потерпевшего передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в Московском городском суде в течение 10 суток со дня его провозглашения, осужденным - в тот же срок, со дня вручения ему копии приговора.

О своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции осужденный указывает в апелляционной жалобе или в возражениях на апелляционные жалобы и представление.

Судебная практика по уголовным делам в Москве;

Убийство в ходе ссоры;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Тяжкий и средней тяжести вред здоровью группой лиц;

Хулиганство группой лиц и побои из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести с применением предмета, используемого в качестве оружия;

Побои, угроза убийством, тяжкий вред здоровью;

Покушение на убийство или тяжкий вред здоровью;

Покушение на убийство и хранение оружия;

Тяжкий вред здоровью и побои из хулиганских побуждений;

Практика судов по наркотикам;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Уголовное законодательство;

Суды г. Москвы

Убийство из неприязненных отношений;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Причинение тяжкого вреда здоровью;

Убийство, умышленное причинение смерти;

Убийство с особой жестокостью;

Убийство сопряженное с разбоем;

Угроза убийством и грабёж;

Грабёж, угроза убийством и побои;

Рейтинг@Mail.ru