Судебная практика по хищениям в Москве

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Грабёж и побои.

Таганский районный суд г. Москвы, с участием государственных обвинителей Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимого Б., адвоката - защитника, а также потерпевшего К., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Б., - обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, установил:

Б. совершил нанесение побоев, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ - лёгкий вред здоровью.

Б. также совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

Так, он в период времени с 03 час. 30 мин. по 03 час. 40 мин., находясь по адресу: г. Москва, ул. Иерусалимская д. 2, после совместного распития спиртных напитков с Н., в ходе возникшего конфликта с К. нанес последнему несколько ударов по различным частям тела, причинив согласно заключению эксперта телесные повреждения в виде кровоподтека и «гематомы», которые не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и по этому критерию расцениваются (как по отдельности, так и в совокупности) как поверхностные повреждения, не причинившие вреда здоровью.

После этого Б. в ходе внезапно возникшего преступного умысла на хищение имущества К. открыто похитил у последнего мобильный телефон марки «Айфон» черно-серого цвета, стоимостью 5 000 рублей, в котором находилась не представляющая материальной ценности сим - карта оператора сотовой связи «Билайн», на балансе которой денежные средства отсутствовали. После этого Б. с похищенным имуществом с места совершения преступления скрылся, причинив своими действиями К. имущественный вред на общую сумму 5 000 рублей.

Подсудимый Б. виновным себя в совершении вышеописанных преступлений не признал.

Б. показал, что примерно в 03 часа 00 минут он зашел в подъезд дома № 2 по улице Иерусалимская в г. Москве и поднялся к себе на шестой этаж, где ждали Г. и Н. Находясь на лестничной площадке, они продолжили пить пиво. Разговаривали не громко, сильно не шумели. Примерно в 03 часа 30 минут к ним на шестой этаж по лестнице поднялся ранее незнакомый К. из квартиры, расположенной на четвертом этаже в этом же подъезде.

В руках у К. был мобильный телефон марки «Айфон». К. начал снимать на видеокамеру своего мобильного телефона и при этом что-то комментировал. Ему это не понравилось, он разозлился и попросил К. прекратить съемку и удалить видеозапись с их участием. При этом, он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Однако на просьбы К. никак не реагировал. Тогда он вместе с Н.ым начали движение по направлению к К. Когда они подошли на довольно близкое расстояние, то К. начал спускаться вниз по лестнице. Он в это время следовал за К. и просил удалить видеозапись. Но К. продолжал съемку пока спускался по лестнице на четвертый этаж, где расположена его квартира.

Подойдя к двери квартиры К., зайдя в приквартирный тамбур, он правой рукой обхватил К. за шею, а левой рукой пытался выхватить у него из рук мобильный телефон, чтобы удалить видеозапись с их участием, однако это у него не получилось, поскольку он не мог дотянуться до руки, в которой К. держал свой мобильный телефон. К. начал сопротивляться и пытался вырваться, при этом продолжал видеосъемку, направляясь к себе в квартиру.

В этот момент Н. находился на лестничной площадке четвертого этажа, в квартиру он не заходил. В ходе борьбы он вместе с К. ввалились в квартиру последнего № 84, где в коридоре у них продолжилась борьба. В ходе борьбы целенаправленных ударов он К. не наносил. В итоге у него получилось выхватить из рук К. городской телефон, поняв, что это не мобильный телефон, он вернул его К. обратно, а мобильный телефон марки «Айфон» он увидел на полу, подобрал его с пола около входной двери в районе порога квартиры.

После чего К. вытолкнул его из своей квартиры и закрыл дверь. Когда шла борьба между ним и К., Н. находился в приквартирном тамбуре, пытался разнять и увести его. Мобильный телефон он хотел забрать, чтобы удалить видеозапись с его участием, поскольку боялся, что К. впоследствии сможет использовать данную видеозапись, в том числе предоставив ее в правоохранительные органы, за что его могут привлечь к административной ответственности.

Материальной ценности мобильный телефон для него не представлял. Сразу после того, как он забрал мобильный телефон, К. закрыл дверь, в связи с чем, удалив видеозапись, он не смог ему вернуть мобильный телефон обратно, хотя стучал в дверь потерпевшего, но тот не открыл. Н. в тот момент, когда он удалял из телефона видеозапись, находился рядом и говорил: «Зачем тебе это надо, зачем ты взял телефон». Потом Н. также говорил ему, чтобы он отдал телефон, но он был занят на работе.

Затем он уехал в гости в район Люблино г. Москвы, где там остался на ночь. Мобильный телефон, который он забрал у К., находился у него дома. Мобильный телефон он вернуть не успел в связи с высокой занятостью на работе, а также наличием других личных дел. В этот период времени указанным мобильным телефоном он не пользовался за исключением того, что полностью отформатировал память мобильного телефона, чтобы было невозможно восстановить удаленную им видеозапись с его участием.

В квартире потерпевшего он оказался в ходе борьбы с ним. Имущество у потерпевшего он не похищал, цели хищения мобильного телефона у него не было, ударов потерпевшему не наносил, а удерживал его, чтобы забрать телефон и удалить видеозапись с него. Гражданский иск потерпевшего он не признает, за исключением стоимости сломанного городского телефона.

Виновность подсудимого Б. подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшего К. в судебном заседании о том, что примерно в 03 час. 38 мин. он находился у себя в квартире, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Иерусалимская, д. 2. В это время он услышал сильный удар в дверь, который раздался со стороны лестничной площадки. Он решил посмотреть, что происходит. Перед этим он взял мобильный телефон с целью зафиксировать происходящее на лестничной площадке для предоставления доказательств в полицию.

Когда он вышел на лестничную площадку, между четвертым и пятым этажом он увидел Б., еще одного молодого человека и девушку. Он спросил у Б. о том, кто ударил в дверь, на что Б. ответил, что это не он. Б. побежал наверх, испугался, а мужчина спустился вниз и спросил: «В чем дело?». В это время Б. вернулся. Он хотел зайти обратно в квартиру, но Б. не дал закрыть общую входную дверь приквартирного тамбура, ведущую в его квартиру и в квартиру по соседству.

Б. сказал: «Стоять» и стал дверь удерживать рукой. Он достал свой мобильный телефон марки «Айфон» черно-серого цвета и стал снимать происходящее. Б., увидев телефон, убежал на шестой этаж. Потом Б.вернулся и стал наносить ему удары руками в область головы и шеи, крича второму мужчине, что нужно забрать телефон. Б. пытался отнять у него мобильный телефон, чтобы избежать ответственности за свои действия, которые он снимал на видео. Какое количество ударов Б. нанес, он не помнит, но не менее десяти. В то время как Б. начал наносить ему удары, мужчина начал говорить: «Пойдем, что ты к нему пристал?». Б. ответил, что надо забрать мобильный телефон, потому что он снимает на видео. Этот мужчина встал между ними и пытался успокоить Б., чтобы он не наносил ему удары, и хотел его увести.

В то время как он с Б. боролся в тамбуре между квартирами № и №, дверь в его квартиру была открыта. Он закинул в квартиру мобильный телефон. Затем он зашел в квартиру, чтобы вызвать по городскому телефону службу «02», следом за ним зашел Б., и у входной двери Б. стал отнимать у него городской телефон, принимая его за мобильный телефон. В борьбе Б. повредил городской телефон. Когда Б. увидел, что это не тот телефон, на который ведется видеосъемка, он вернул его обратно, сказав: «Что ты мне дал, он не снимает». В помещении его квартиры Б. пытался нанести ему несколько ударов, но у него не получилось, Б. хотел отнять телефон. Борьба происходила в прихожей квартиры у входной тумбочки у двери. В этот момент он схватил Б. и вытолкал на лестничную клетку.

После того как он вытолкнул Б. из квартиры, к ним спустилась девушка сверху, которая сидела с ними. Она стала говорить Б.: «Что ты к нему пристал, пойдем отсюда». В это время Б. опять начал наносить ему сильные удары кулаком в область головы и шеи. Б. пару раз попал в область лица, по корпусу. Он вырвался, зашел в квартиру и захлопнул дверь. Б. держал рукой дверь, не давая ему ее закрывать, повредив тем самым внешнюю сторону входного замка (дверную ручку). Он прищемил Б. дверью пальцы, тогда Б. отпустил дверь, и ему удалось ее закрыть. После этого он стал звонить в полицию, а Б. убежал. Когда ему удалось закрыть входную дверь квартиры, он стал искать принадлежащий ему мобильный телефон, но не нашел его. Он позвонил на него со своего второго телефона, но мобильный телефон был недоступен.

Стоимость мобильного телефона марки «Айфон» 5.000 рублей, в нем находилась не представляющая материальной ценности сим - карта оператора сотовой связи «Билайн», на балансе которой денежные средства отсутствовали. В дверь ему никто не стучал, никаких мер к возврату телефона со стороны Б. не было. Мобильный телефон ему возвратили в отделе полиции. Он поддерживает заявленный им и уточненный в ходе судебного разбирательства гражданский иск на общую сумму причиненного материального ущерба, куда входит: сломанный городской телефон в размере 2.000 рублей, юридическая подготовка к судебным заседаниям в размере 100.000 рублей, уничтожение ценной личной информации, хранившейся в телефоне, в размере 70.000 рублей, средняя сумма работ по покупке и замене паркета в размере 100.000 рублей; а также на общую сумму причиненного ему морального вреда, куда входит: стоимость реабилитационных медицинских услуг в результате травм позвоночника, головы и шеи в размере 400.000 рублей, потеря заработной платы в результате лишения трудоспособности в размере 540.000 рублей, проникновение в жилое помещение в размере 100.000 рублей, вмешательство в личную жизнь, изъятие и уничтожение принадлежащих ему вещей, что причинило сильную моральную травму, в размере 100.000 рублей;

показаниями свидетеля Н. в судебном заседании о том, что вечером он пришел в гости к Г. и Б., они стояли в подъезде дома № 2 по улице Иерусалимская в г. Москве на пятом этаже на лестничной площадке и пили пиво. Примерно через 20 - 30 минут к ним на пятый этаж по лестнице поднялся ранее неизвестный К. У К. в руках был мобильный телефон. К. начал снимать их на видеокамеру своего мобильного телефона. Он с Б. попросили К. прекратить видеосъемку и удалить видеозапись с их участием. Однако на их просьбы К. никак не реагировал. Тогда Б. подошел к К., сказал ему удалить видеозапись, но К. продолжал снимать на телефон. Б. пытался забрать телефон у К., чтобы удалить видеозапись. Они стали бороться. Он начал их разнимать. В ходе борьбы Б. и К. оказались в квартире. У К. выпал телефон, Б. его поднял, после чего К. вытолкнул Б. из квартиры, закрыл дверь в квартиру, они ушли домой;

показаниями свидетелей К. и К. в ходе следствия, оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, аналогичными друг другу, из которых усматривается, что они были приглашены в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы в качестве понятых, где в их присутствии сотрудник полиции произвел личный досмотр ранее незнакомого Б. Перед началом досмотра им были разъяснены их права и обязанности, а также порядок проведения личного досмотра. Б.также были разъяснены его права и обязанности. После чего Б. было предложено добровольно выдать находящиеся при нем предметы, запрещенные к гражданскому обороту на территории РФ, а также предметы, добытые преступным путем. В ходе личного досмотра у Б. из правого кармана надетых на нем джинсов был изъят мобильный телефон марки «Айфон» черно-серого цвета . Изъятое было упаковано в целлофановый прозрачный пакет типа файл, к нему прикреплен лист белой бумаги с пояснительной надписью и скреплен металлическими скобами. После этого сотрудник полиции опечатал изъятое оттиском печати дежурной части ОМВД России по Таганскому району г. Москвы, где все участвующие лица поставили свои подписи. После проведения личного досмотра Б. сотрудник полиции составил соответствующий протокол, в котором расписались они и другие участвующие лица. По поводу изъятого Б. пояснил, что мобильный телефон ему не принадлежит, указанный мобильный телефон принадлежит мужчине, проживающему по адресу: г. Москва, ул. Иерусалимская д. 2;

показаниями эксперта С. в судебном заседании о том, согласно постановлению следователя он провел судебно-медицинскую экспертизу телесных повреждений К. по представленным медицинским документам: подлинника медицинской карты из ГКБ № 13 г. Москвы и копии медицинской карты из ГП № 19 г. Москвы на имя К., выводы которой подтверждает. К. им не осматривался, так как его явка на экспертизу была невозможна ввиду отсутствия в Московском регионе. При этом в момент проведения экспертизы явка потерпевшего была нецелесообразной, так как с момента причинения травмы прошло много времени до момента проведения экспертизы, поэтому повреждения не могли оставить следов. О наличии у К. межпозвоночной грыжи, мениска никаких объективных медицинских документов не было. Эти заболевания невозможно установить без проведения КТ и МРТ. Для оценки причиненных потерпевшему повреждений ему было представлено достаточно документов. Перед ним следователем ставилась задача оценить характер повреждений, а не вообще здоровье потерпевшего. Полученные повреждения не имели отношения к межпозвоночной грыже, мениску, исходя из их локализации;

показаниями свидетеля защиты Г. в судебном заседании о том, что примерно около 01 часа 00 минут они с Б. и Н.ым находились между шестым и пятым этажом на лестнице в подъезде дома 2 по ул.Иерусалимская. Примерно в 02 часа 00 минут они стали собираться домой. Вышел сосед с четвертого этажа К. и стал снимать их на видео на мобильный телефон. Б. попросил К. стереть видеозапись с телефона. К. не согласился и продолжал снимать. Б. пытался выхватить телефон у К., чтобы удалить видеозапись. Затем Б. и К. оказались в квартире, после чего К. вытолкал Б. из квартиры и захлопнул дверь. Б. забрал валявшийся телефон К. и удалил видеозапись, затем они ушли домой;

заявлением в полицию К. по факту его избиения примерно в 3 час. 45 мин. по месту его проживания и хищения мобильного телефона;

рапортом об обнаружении признаков преступления по факту применения по адресу: г. Москва, ул. Иерусалимская д. 2 Б. насилия к К. и открытого похищения принадлежащего последнему мобильного телефона;

медицинскими справками из КГБ № 13 г. Москвы и ГП № 19 г. Москвы о повреждениях у К. в виде ушибов мягких тканей головы и носа, поясничной области, гематомы левого предплечья;

протоколом личного досмотра в присутствии понятых Б., в ходе которого у него был изъят мобильный телефон марки «Айфон» , принадлежащий К.;

протоколами выемки в присутствии понятых медицинских документов в отношении К. из ГКБ № 13 г. Москвы и ГП № 19 г. Москвы;

протоколом выемки в присутствии понятых у потерпевшего К. коробки от мобильного телефона марки «Айфон»;

протоколом осмотра в присутствии понятых мобильного телефона марки «Айфон» черно-серого цвета , коробки с изображением мобильного телефона марки «Айфон»;

вещественными доказательствами, коими признаны мобильный телефон марки «Айфон» коробка от мобильного телефона марки «Айфон», выданные на хранение потерпевшему К.;

заключением судебно-медицинской экспертизы, из выводов которого следует, что у К. были зафиксированы повреждения в виде «гематомы» левой височной области и кровоподтека нижней трети левого предплечья. Местом приложения травмирующего воздействия являлись: левая височная область и нижняя треть левого предплечья. Клинические диагнозы в виде ушиба мягких тканей области носа и ушиба поясничной области наличием в данных областях каких-либо повреждений не подтверждены, поэтому судебно-медицинской оценке не подлежат. Каждое из повреждений («гематома» и кровоподтек) могло образоваться от одного ударного воздействия тупой поверхности твердого предмета. Имевшиеся у К. кровоподтек и «гематома» не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и по этому критерию расцениваются (как по отдельности, так и в совокупности) как поверхностные повреждения, не причинившие вред здоровью.

Суд критически относится к показаниям в судебном заседании свидетеля защиты Г. о том, что Б. К. ударов не наносил, потерпевший споткнулся о порог своей квартиры в то время, как Б. пытался выхватить у него телефон, потянул за собой Б., они вместе упали в квартиру, потерпевший ударился головой, а также о том, что Б. после того, как взял телефон и удалил видеозапись, стучался в квартиру потерпевшего, чтобы вернуть телефон, но ему никто не открыл, после чего они с Б. приезжали к потерпевшему, чтобы вернуть телефон, но им опять дверь никто не открыл. Г. является женой подсудимого, следовательно, она как близкий родственник заинтересована в благоприятном исходе дела для него. А, кроме того, показания Г. в вышеуказанной части полностью опровергаются показаниями потерпевшего К., не доверять которому нет оснований, так как он последовательно и логично указывал о том, что Б. наносил ему удары, пытался выхватить телефон с целью удаления видеозаписи с него, после чего забрал его телефон и никаких мер к возврату не предпринимал.

К показаниям в судебном заседании свидетеля Н. о том, что Б. и К. споткнулись во время борьбы и упали в квартиру, у К. выпал телефон, который Б. поднял, Б. стучал в дверь квартиры потерпевшего с целью вернуть телефон, ударов потерпевшему не наносил, суд также относится критически, поскольку он является другом подсудимого, следовательно, заинтересован в благоприятном исходе дела для него. А, кроме того, показания свидетеля Н. в вышеуказанной части опровергаются показаниями потерпевшего К., не доверять которому нет оснований, так как он последовательно и логично указывал о том, что Б. наносил ему удары, пытался выхватить телефон с целью удаления видеозаписи с него, после чего забрал его телефон и никаких мер к возврату не предпринимал.

В судебных прениях прокурор исключил из обвинения квалифицирующий признак грабежа - с незаконным проникновением в жилище, поскольку он не нашел подтверждения в ходе судебного разбирательства, так как у подсудимого не было умысла на незаконное проникновение в квартиру потерпевшего с целью хищения его мобильного телефона, Б. проник в квартиру потерпевшего в ходе потасовки в силу случайного стечения обстоятельств.

Кроме того, прокурор в судебных прениях изменил обвинение Б., квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 161 и ч. 1 ст. 116 УК РФ, поскольку изначально у подсудимого не было умысла на хищение телефона потерпевшего и на применение к нему насилия с целью хищения имущества потерпевшего, подсудимый намеревался удалить произведенную потерпевшим видеозапись на телефон, в связи с чем применял к нему насилие.

В дальнейшем подсудимый взял телефон из квартиры потерпевшего, удалил видеозапись из него в присутствии Н., удерживал у себя данный телефон вплоть до его изъятия в полиции. Действия Б. по завладению телефоном потерпевшего были совершены в присутствии других лиц и очевидны для других лиц, он пользовался телефоном потерпевшего и не вернул его ему.

С учетом вышеизложенной позиции прокурора, находя обвинение доказанным, суд квалифицирует действия подсудимого Б. по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 161 УК РФ, поскольку он при описанных в приговоре обстоятельствах совершил нанесение побоев, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, а также грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

Суд считает доводы подсудимого о том, что он ударов потерпевшему не наносил, телефон потерпевшего не похищал, несостоятельными, поскольку они опровергаются вышеприведенными показаниями потерпевшего К., не доверять которым нет оснований, так как они последовательны и логичны в вышеописанной части, согласуются с протоколом личного досмотра Б. и изъятия у него телефона потерпевшего, с медицинскими справками и заключением судебно-медицинской экспертизы о повреждениях у К.

Из показаний потерпевшего К. следует, что Б. в ходе возникшего конфликта наносил ему удары, причинив повреждения, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы не причинили вреда его здоровью. При этом Б. наносил ему удары не с целью хищения телефона, а чтобы отобрать телефон и удалить видеозапись с него, которую К. производил на телефон. Именно на этой почве между Б. и К. возникла потасовка, в ходе которой подсудимый зашел в квартиру потерпевшего за ним, чтобы отобрать телефон у потерпевшего и удалить с него видеозапись. После того, как он вытолкал подсудимого из квартиры и закрыл дверь, он обнаружил пропажу мобильного телефона. При этом Б. телефон ему не вернул и никаких мер к возврату телефона не предпринимал.

Из показаний свидетелей Н. и Г. следует, что подсудимый отнимал у потерпевшего телефон, чтобы удалить с него видеозапись, которую производил К. В ходе потасовки между Б. и К. подсудимый взял телефон у потерпевшего.

При этом об умысле подсудимого на хищение телефона потерпевшего, который у Б. возник внезапно в тот момент, когда он завладел телефоном потерпевшего, который вытолкнул его из квартиры, свидетельствует то, что он не вернул его К., пользовался им вплоть до изъятия в отделе полиции, никаких мер к возврату телефона потерпевшему не принимал.

Об открытом способе завладения телефоном потерпевшего свидетельствует то обстоятельство, что действия подсудимого по завладению телефоном потерпевшего стали очевидны для Н. и Г., которая в тот момент не была его женой, Н. говорил Б. о противоправности завладения телефоном, просил его вернуть телефон потерпевшему, однако подсудимый этого не сделал, удерживая похищенное при себе. При таких обстоятельствах довод защиты о наличии в действиях Б. тайного хищения чужого имущества не подтверждается совокупностью вышеприведенных доказательств по делу.

Судом не установлено никаких объективных оснований для оговора подсудимого потерпевшим, поскольку К. последовательно и логично описывал обстоятельства происшедшего относительно действий Б., и его показания согласуются с совокупностью вышеприведенных доказательств по делу.

Заключение судебно-медицинской экспертизы повреждений у К. является объективным и достоверным, поскольку проведено на основании представленных медицинских документов специалистом в данной области по поставленным следователем вопросам. Данное заключение и его выводы подтвердил в судебном заседании эксперт С., проводивший эту экспертизу. При этом из показаний эксперта С. судом установлено, что отсутствие на экспертизе самого потерпевшего никак не повлияло на выводы эксперта, а наличие у К. иных заболеваний объективно не подтверждено, указанные потерпевшим заболевания не относились к полученным им повреждениям исходя из их локализации.

Довод потерпевшего об отсутствии полномочий у следователя П. также опровергается копией выписки из приказа ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, согласно которой она приступила к исполнению обязанностей следователя СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы, при этом из материалов уголовного дела следует, что П. приняла к своему производству данное уголовное дело.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности им содеянного, а также данные о его личности.

Б. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризуется положительно, в материалах дела отсутствует какой-либо характеризующий материал на него с места жительства, содеянное им относится к преступлениям средней и небольшой тяжести.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, судом не установлено.

С учетом вышеизложенного, принимая во внимание данные о личности подсудимого, общественную опасность и конкретные обстоятельства им содеянного, суд считает, что его исправление возможно без реального отбывания наказания и, назначая ему окончательное наказание в виде лишения свободы, считает возможным применить к нему ст. 73 УК РФ - условное осуждение.

Заявленный потерпевшим К. и уточненный в ходе судебного разбирательства гражданский иск на общую сумму причиненного материального ущерба, куда входит: сломанный городской телефон в размере 2.000 рублей, юридическая подготовка к судебным заседаниям в размере 100.000 рублей, уничтожение ценной личной информации, хранившейся в телефоне, в размере 70.000 рублей, средняя сумма работ по покупке и замене паркета в размере 100.000 рублей, не может быть разрешен в связи с необходимостью произвести дополнительные расчеты, связанные с данным гражданским иском, а также отсутствием документов, подтверждающих указанный размер причиненного материального ущерба и связь части исковых требований с данным уголовным делом. В связи с чем суд полагает необходимым передать вопрос о размере возмещения гражданского иска в указанной части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, признав за К. право на его удовлетворение.

Заявленный потерпевшим К. и уточненный в ходе судебного разбирательства гражданский иск на общую сумму причиненного ему морального вреда, куда входит: стоимость реабилитационных медицинских услуг в результате травм позвоночника, головы и шеи в размере 400.000 рублей, потеря заработной платы в результате лишения трудоспособности в размере 540.000 рублей, проникновение в жилое помещение в размере 100.000 рублей, вмешательство в личную жизнь, изъятие и уничтожение принадлежащих ему вещей, что причинило сильную моральную травму, в размере 100.000 рублей, суд полагает возможным удовлетворить частично, поскольку причиненными Б. потерпевшему К. побоями последнему нанесены моральные и нравственные страдания. В связи с чем суд полагает с учетом требований ст. 151 ГК РФ, а также разумности и справедливости взыскать с Б. в пользу потерпевшего К. в счет компенсации морального вреда 30.000 рублей.

Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Б. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 161 УК РФ, и назначить ему наказание:

- по ч. 1 ст. 116 УК РФ - в виде обязательных работ сроком на 280 часов;

- по ч. 1 ст. 161 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить Б. А. И. наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное осужденному Б. наказание считать условным в течение испытательного срока 2 (два) года.

Возложить на условно осужденного Б. обязанности: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Б. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Зачесть в срок наказания осужденному Б. время содержания его под стражей до судебного разбирательства в порядке ч. 3 ст. 72 УК РФ.

Гражданский иск потерпевшего К. на общую сумму причиненного материального ущерба, куда входит: сломанный городской телефон в размере 2.000 рублей, юридическая подготовка к судебным заседаниям в размере 100.000 рублей, уничтожение ценной личной информации, хранившейся в телефоне, в размере 70.000 рублей, средняя сумма работ по покупке и замене паркета в размере 100.000 рублей, оставить без разрешения, признать за К. право на его удовлетворение и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска в указанной части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Гражданский иск потерпевшего К. в части компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с осужденного Б. в пользу потерпевшего К. 30.000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Вещественные доказательства: мобильный телефон марки «Айфон»^ коробку от мобильного телефона марки «Айфон», выданные на хранение потерпевшему К., - оставить у него по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Судебная практика по уголовным делам в Москве;

Грабеж с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья;

Лёгкий вред здоровью, угроза убийством и грабёж;

Побои и грабёж;

Грабёж группой лиц с применением насилия;

Грабёж, угроза убийством и побои;

Покушение на грабеж;

Хищение паспорта и грабёж;

Грабёж и разбой группой лиц;

Покушение на грабеж, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

Грабёж, разбой и вымогательство направленны по подсудности;

Два эпизода грабежа;

Грабеж, группой лиц по предварительному сговору;

Грабеж, с применением насилия, не опасного для здоровья;

Покушение на грабеж, совершенное группой лиц по предварительному сговору;

Кража с причинением значительного ущерба гражданину и покушение на грабеж;

Кражи велосипедов и грабёж;

Грабёж группой лиц и хищение паспорта;

Грабёж и разбой;

Практика уголовных дел;

Практика судов по наркотикам;

Уголовные дела;

Уголовное законодательство;

Суды г. Москвы

Рейтинг@Mail.ru